November 6th, 2019

Выдал дочку замуж (18)

Играли мы в футбол и на вокзале Ростов-Главный - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

http://www.otdihayte.ru/public/352-igrali-my-v-futbol-i-na-vokzale-rostov-glavnyj
        Публицистическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Играли мы в футбол и на вокзале Ростов-Главный”.
      Где в наше время проводятся всероссийские диктанты (играли в конце 90-х). За 2.5 года своей бурной карьеры после отличного окончания железнодорожного ВУЗа и до того, как разбился на машине начальником портовой станции Азов, успел поработать во многих местах Ростовского Отделения СКЖД. В 97-98-м трудился начальником техотдела станции Ростов-Главный, куда меня звали замом уже из Азова, где входил в сетку руководства ответственных по опорной станции (по дороге с дежурства таким ответственным, но по опорной станции Батайск, я и разбился, после чего станция сделала вид, что меня не знает и 3-мя судами уложила на собесовскую пенсию). Так на последнем этаже здания вокзала станции Ростов-Главный находится спортивный зал, в котором во время моих дежурств в выходные мы играли в футбол. В основном, мои друзья, но играли и ростовский зам Владимир Петрович Пудов, и даже батайский Виктор Иванович Ручкин (позже начальник станции Ростов-Западный). С замами у меня были приятельские отношения.
      В зале не было телефона, поэтому включал там рацию для связи с дежурной по станции (через неё (Губа, Дудка, Рогожкина) или него (Пичугин) меня могло найти и высшее руководство). Начальником станции в то время был Парлюк Геннадий Павлович, с которым у меня сложились отличные профессиональные отношения, но он в футбол с нами не играл. Это было единственное место моей работы, где можно было поиграть в футбол: в основном, всё ограничивалось саунами с качалками. “Когда я работал на Заречной, то с её начальником Вячеславом Грибановым и начальником службы движения СКЖД (позже был главным инженером и первым замом начальника СКЖД) Вадимом Жуковым отмечали проверку последним станции в сауне элеватора. Когда я был уже готовальня, то решил впервые в жизни сыграть в бильярд и, конечно, проткнул кием стол”. После входа Заречной в опорную станцию Батайск, пока Грибанов искал себе новую работу я стал ДСом станции Заречной. Тогда на селекторных совещаниях в НОД1 и познакомился с будущим начальником Ростов-Главный Парлюк.
     Футбол сыграл важную роль в моей быстротечной карьере. Ещё играл за сборную факультета УПП (Управление Процессами Перевозок) с Витей Ручкиным (я на 1-м курсе, он на 4-м). Потом мы сблизились во время работы в Батайске (я был НПКО, он – замом по технической работе), я приглашал его поиграть на Ростов-Главный, а он меня – на школьное футбольное поле на Западном, где он жил, в итоге, когда он ещё был замом в Батайске, ему был нужен надёжный человек, который включился бы в сетку ответственных по опорной станции Батайск, и он предложил мою кандидатуру на должность начальника станции Азов, хотя к тому времени у меня было два шумных увольнения с её опорной станции. Третье даже более шумное с 3-мя судами с правозащитниками (я был в коме (в прямом смысле) не заставило себя долго ждать: по собесовской инвалидности.
     И теперь СКЖД даже не сделает мне бесплатный проезд с сопровождающим раз в год в Адлер и обратно, где я восстанавливаю своё здоровье. В частном секторе (санаторий на море собесовскому инвалиду первой группы может только сниться), а, следовательно, за билеты приходиться платить нехилые бабки (поезд нужен только местный, потому что в проходящие я не успеваю садиться). Билеты были бы бесплатными, если бы я официально ехал на лечение. Хотя, может, это всё пустое: уже в этом году не с кем было поехать в Адлер, хотя верю в лучшее.